Квадратура круга, vol.4
- Никто-никто, - сказал он.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Квадратура круга, vol.4 > Литература


Тесты c категорией "Литература".
Пользователи, сообщества c интересом "Литература".

среда, 31 января 2018 г.
А мой стих что спирт Игореша 09:08:18
Сегодня я открыл для себя поэта Николая Глазкова.
www .livelib.ru /book /1001169931 /quotes-nikolaj-gla­zkov-izbrannoe-nikol­aj-glazkov

А чего добился ты?

Категории: Литература, Николай Глазков, Ссылка
комментировать 4 комментария
понедельник, 25 декабря 2017 г.
Моя настольная книга Игореша 07:52:50
Уилл МакБрайд, "Покажи мне!"
Will McBride, "Show Me!"

depositfiles.com/fi­les/t85z2uq6n

В данном файле представлена компиляция 2017 года.
Файл .pdf, запакованный в архив без пароля, объем 12,77 Mb.

Качать всем, ибо раритет.


Категории: Литература, Уилл МакБрайд, Nues
комментировать 3 комментария
суббота, 26 ноября 2016 г.
Памяти мадам Ролле Игореша 16:25:55

...Но сладкая пытка продолжается. Неприступная красота становится на колени, и я чувствую прикосновение рта к моему усталому инструменту. Ее язык и губы, ее влага и ее зубы уже не стараются что-то извлечь из меня. Наоборот, это от нее, я уверен, идет в меня этот медовый сок, который постепенно перемешивается с флюидами моих вен. С невыразимым наслаждением я ощущаю этот летучий вкус в горле. Может, он всегда был во мне, уснувший, пока этот толчок не помог мне его открыть?
Это волшебное чувство осязания... Разве думал я о прирожденной своей униженности, что держала его в летаргии? Я весь превращаюсь в обнаженные нервы. Прикосновения, трения и пожимания, что околдовывают мой уставший пест, приносят мне облегчение после нетерпеливых укусов и упругой работы губ.
Дерзкий язык охватывает и обволакивает мое сокровище, покручивает, вертит, как бы пытаясь заглотнуть, засасывает до самой глубины и снова успокаивается на нем; его прикосновения, быстрые и горячие, его легкая игривость, нежность, какая-то бережная неторопливость и отзывчивость обещают мне восхитительные передышки и сны, долгие, как добрачные ухаживания.
Я нахожусь во рту, который любит меня, как будто погрузившись в мои объятия. Его щедрость будит у меня под кожей какой-то нежный пульсирующий электрический ток, который растекается вверх по моим ногам, по животу до самой груди, заставляя твердеть соски. Накапливаю эту драгоценную энергию, предвкушая момент, когда конденсаторы моего тела превратят ее снова в разряды молний.
Кровь, что медленно вливается в мои сладострастные вены, уже не возгорается огнем, который совсем недавно хотелось выплеснуть, как крик: она лишь орошает и успокаивает мой пенис и мои виски. Ее текучая свежесть соединяется с секретами неведомых желез, и они увлажняют мою шелковистую опухоль крупными ароматными каплями своей росы.
Каким-то шестым чувством слышу ритмические синхронные звуки, призывно отдающиеся в моих мускулах, побуждая их к чувственному танцу, сначала медленному, потом все более смелому, который захватывает меня в свой бешеный ритм.
Мой резервуар приподымается и расширяется, вбирает воздух, как легкое. Предчувствия без образов, ослепительные молнии пронзают меня, изменяют, преображают. Я становлюсь пустой полостью и погружаюсь все глубже и дальше внутрь. Прежнее убогое сознание навсегда растворилось в моем обласканном животе...


Эммануэль Арсан умерла в 2005 году, а я узнал об этом только сегодня.
Сижу, грущу, меланхолично член дрочу, прекрасной тайке стих посвятить хочу.


Категории: Литература, Эммануэль Арсан
пятница, 11 ноября 2016 г.
Законотворчество Игореша 10:06:05

Выбираясь с утра из Мерседеса, депутат Болотин запутался в пальто, споткнулся и пребольно ударился коленом об асфальт. Подбежавший водитель помог встать матерящемуся Болотину, подобрал портфель и протянул его депутату со словами:
— Сергей Иванович, будьте осторожнее, гравитация бессердечна.
— Кто это? – удивился Болотин.
— Ну гравитация, – попытался объяснить водитель, – из закона всемирного тяготения.
— Вот чего ты такой умный, Миша? – спросил Болотин и грозно посмотрел на водителя.
— Да нет, у меня сын в школе как раз сейчас это проходит, а так я дурак дураком.

Болотин повернулся и пошёл заседать. Он очень любил это дело и достиг в нём многого. Он мог заседать в ресторане, у себя дома, на даче, в машине, на рыбалке, в отпуске на море. Поэтому никто особо не требовал, чтобы Болотин ходил заседать на работу. Если человек справляется, то какая разница, где он это делает. Тем более, что и коллеги по большей части были мастерами в заседаниях и точно так же не ходили на работу. Профессионалы!
Иногда Болотин всё же посещал своё рабочее место, потому что становилось скучно. А иногда звонил сотовый, и неизвестный голос из него тихо и очень вежливо говорил Болотину:
— Серёжа, твою мать, где тебя носит? Чтобы завтра был на месте!

Подробнее…Болотин не знал, кто это такой звонит с незнакомого номера, но после этих разговоров на всякий случай целую неделю ходил на работу.
Сегодня был не такой день, и никто не требовал присутствия Болотина где бы то ни было. Но с утра сломалась кофеварка, а платить кому–то за кофе при наличии бесплатного на работе – это не входило в принципы нашего депутата. Но это стоило ему расшибленной коленки и испорченного настроения.
Прохромав вверх по лестнице, Болотин потянул тяжёлую дверь и оказался лицом к лицу со своим помощником Сашей. Саша тут же услужливо растолкал двери, впуская Болотина внутрь.
— Здравствуйте–здравствуйте, Сергей Иванович! – расплылся он в широчайшей улыбке, как будто встретил любовь всей жизни, а не хромающего депутата.
— Привет, – сказал Болотин, – ты знаешь про закон всемирного тягощения?
— Ну так, – ответил Саша, – в общих чертах.
— И о чём там в нём говорится?
Саша закатил глаза, изображая мучительные раздумья, после чего выхватил из кармана телефон и сказал:
— Так давайте точно посмотрим! Чего вспоминать приблизительно?
Он включил телефон, ткнул пальцем в экран и, поднеся телефон к губам, словно собираясь поцеловать его, прошептал:
— Закон вселенского тягощения.
— Да не вселенского, а всемирного, – поправил его Болотин, – и не шепчи ты в телефон, что это за интим?!
Саша снова ткнул пальцем в телефон и сказал громко и с выражением:
— Закон всемирного тягощения!
Телефон на секунду задумался, после чего выдал кучу ссылок.
— Вот есть закон всемирного тяготения, – Саша повернул к Болотину экран, – сила гравитационного притяжения между двумя материальными точками пропорциональна обеим массам и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними.
— Ни хрена не понятно! – сказал Болотин. – Профессионал составлял текст. А номер у этого закона есть?
— Сергей Иванович, так с прошлого года мы перестали нумеровать законы, – развёл руками Саша, – как в компьютерах числа закончились, так и всё! Поэтому закон может быть и без номера.
Болотин снял пальто, сунул его в руки Саше со словами:
— Повесь его и потом разберись, как связана разбитая об асфальт коленка с этим законом. Разберешься – сразу ко мне. И кофе мне принеси.
Оставив Сашу, Болотин зашагал в зал заседаний. В зале было пусто, только в уголке тихонько дремал депутат Карасёв. Кто–то укрыл его пледом, поэтому выглядел Карасёв как–то тепло, по–домашнему. По залу на цыпочках, чтобы не нарушить сон депутата, бегали несколько человек, непрестанно жавших кнопки для голосования.

Болотин помнил этот зал ещё в те времена, когда можно было драться на заседаниях. Тогда с посещаемостью всё было в порядке, народ просто приходил посмотреть на драку. К тому же в пылу этих баталий можно было и самому как бы случайно заехать кому–нибудь кулаком в ухо и делать вид, что это не ты, в толпе никто не разберёт. Сейчас не то, сейчас цивилизация. Сначала собери хотя бы нескольких депутатов в зале, а потом попробуй найди хоть один вопрос, в котором они не согласны друг с другом. Невыполнимая же задача!
Прокравшись тихонько через весь зал, Болотин сел около Карасёва, чтобы не было одиноко. Теперь можно было бы и поработать. Как раз в этот момент на табло в центре зала загорелась надпись: «Голосование за проект закона о стандартизации размера облаков. Автор Карасёв А.А.».
Болотин толкнул Карасёва, тот открыл глаза и непонимающим взглядом уставился в экран.
— Андрей Андреич, за твой закон голосуем, – подсказал Болотин, – ты не хочешь поучаствовать?
— О, Серёжа, спасибо, – спохватился Карасёв, – а ты какими судьбами сюда?
— Да вот выдался свободный денёк. Полгода не мог выбраться к вам. Зато сейчас помогу тебе с твоим законом.
С этими словами он потянулся к кнопкам для голосования, но в этот момент пробегающий мимо человек со словами «Не беспокойтесь, я сам» нажал вместо Болотина на кнопку с надписью: «Отличный закон!». Заодно он нажал на кнопку и за Карасёва.
Болотин уже хотел возмутиться, но тут заметил, что рядом с кнопками написано: «Степанченкова Н.В.».
— Это что за надпись? – ткнул он в кнопки пальцем.
— Просто это место Степанченковой, а не твоё, – сказал Карасёв и потянулся.
— А у нас что, места свои есть? – удивился Болотин.
— Так с самого начала были. Ты не знал?
Болотин посмотрел на кнопки напротив Карасёва. «Прохоров А.С.» – гласила надпись. Карасёв уловил этот взгляд:
— А, я с ним поменялся, – пояснил он.

В этот момент сбоку раздались шаги, депутаты повернулись и увидели спешащего к ним помощника Сашу с кофе и телефоном наперевес. Он добежал, поставил перед Болотиным кофе и сказал:
— Я разобрался!
— Ну рассказывай, – разрешил Болотин, а Карасёв заинтересованно выглянул у него из–за плеча.
— По закону притяжения все тела притягиваются друг к другу, – начал Саша, – поэтому асфальт и коленка тоже притягиваются. И если асфальт быстро притянет коленку, то её можно разбить!
— Чепуха какая–то! – сказал из–за плеча Карасёв. – Асфальт бы тогда голову притягивал, она же больше коленки!
— Ты это откуда взял? – спросил Болотин, отпивая кофе маленькими глотками.
— Я сначала юристам позвонил, они про этот закон не знают, но сказали, что будут выяснять. А тут водитель ваш, Миша, зашёл и сказал, что его сын в школе этот закон изучал. Мы ему и позвонили.
— Вы бы ещё в детский сад позвонили! – пробубнил Карасёв уже из–под пледа.
— Да я в школу потом позвонил, – стал оправдываться Саша, – они там правда этот закон изучают. Мне учительница сказала.
— А в Академию наук ты не звонил? – поинтересовался Болотин.
— Нет, но если надо, я позвоню. Позвонить?
Болотин махнул рукой, и Саша встал, чтобы уйти.
— Постой, – сказал Болотин, – надо же этот закон как–то подредактировать. Давай внесём правки, чтобы он не распространялся на государственных чиновников. Можно устроить?
Саша опять включил телефон, полистал что–то внутри и сказал:
— Очень удачно получается, сегодня как раз на три минуты отложили голосование по закону об оснащении автомобилей четырьмя запасными колёсами. Так что можем успеть, если прямо сейчас подадим заявку.
— Ну так иди подай, чего сидишь? – удивился Болотин, и Саша убежал.
— Вот скажи мне, Андрей Андреич, почему нас люди как–то недолюбливают? – повернулся Болотин к Карасёву, и тот открыл один глаз и немного высунулся из–под пледа.
— Я не знаю, как тебя, а меня все любят! – ответил он.
— Ну по телевизору и меня все любят! Но я тут недавно заглянул в Интернет, а там такое пишут про меня! Да и про всех пишут! И не стыдно им совсем.
— Много врут? – спросил Карасёв и зевнул.
— Неправильно освещают факты!
— Народ у нас неблагодарный, не обращай внимания! – сказал Карасёв и заснул.

В этот момент на экране загорелась надпись: «Голосование за поправку о нераспространении закона всемирного тяготения на государственных чиновников. Автор Болотин С.И.» Болотин отогнал кружащегося рядом человека–голосователя и сам нажал на кнопку «Потрясающие поправки!».
После этого стало скучно. Сначала пришло сообщение от Саши, что проект поправок принят единогласно и вступает в силу в 24:00 уже сегодня. Потом Карасёв окончательно заснул и захрапел, на экране проекты законов менялись так часто, что слились в один сплошной поток. Бегающие по кругу голосующие люди нагоняли сон и на Болотина, поэтому он встряхнулся, допил уже остывший кофе и пошёл из зала.
Оставшийся день Болотин весело провёл, катаясь с мигалкой по городу. Потом поужинал в ресторане, приехал домой и завалился спать в девять вечера.

Посреди ночи он проснулся от странных ощущений. Ничего подобного он не испытывал за всю свою жизнь. А если вы в 45 лет чувствуете что–то совершенно новое, то обязательно надо проверить, не умерли ли вы. Болотин решил встать и попробовал спустить ноги с кровати. Вместо этого произошло нечто совершенно странное – что–то завертелось в темноте перед глазами и Болотин стукнулся лбом и всё ещё ноющей коленкой о какой–то твёрдый предмет.
— Мамочки! – сказал Болотин вслух.
Он попытался ухватиться рукой за постель, но рука поймала какой–то странный предмет, перед глазами опять что–то замелькало.
— Помогите! – заорал изо всех сил Болотин.
Откуда–то донесся шум, потом последовали шлепки босых ног, и в комнате загорелся свет. Болотин замолчал и осмотрелся. Левой рукой он сжимал люстру, привинченную к потолку, а где–то над его головой стояла жена Болотина, с ужасом смотревшая на то, как её муж болтается под потолком в одних трусах.
— Серёжа, что с тобой? – дрожащим голосом спросила она.
Болотин рад был бы ответить на этот вопрос, но сам не понимал, что произошло. Непонятно было, куда делись верх и низ. То ли его перевернуло, то ли жену вместе со всей комнатой.
— Не знаю, – наконец сказал он, – вызывай скорую.
Жена схватила телефон и стала набирать номер. Болотин пока на всякий случай ухватился за люстру обеими руками.
— Алло! Скорая? – сказала жена в трубку, – Да… Тут вот что… Да не надо, нам помощь нужна! У меня муж летает! Алло?! Алло?..
Она подняла глаза на Болотина и сказала:
— Они трубку положили.

— А зачем ты им сказала, что я летаю? – закричал начавший приходить в себя Болотин. – Дай телефон, я сам позвоню!
Жена протянула телефон вверх, но не смогла дотянутся до руки Болотина.
— Лови, – сказала она и подбросила сотовый.
Болотин инстинктивно попытался схватить летящий к нему телефон, отпустил люстру, взмахнул руками и закружился в воздухе. Телефон упал на пол, а Болотин стукнулся лбом о потолок, после чего опять ухватился за люстру, но теперь уже и руками, и ногами.
— Ты зачем это делаешь? – спросил он у жены.
— Ты попросил телефон, я тебе его и бросила!
— А ты не могла на кресло встать и просто подать мне его? – заорал Болотин.
— А ты не мог бы не висеть на люстре как Маугли? – закричала жена в ответ. – Спускайся вниз и звони как все нормальные люди!
Болотин глубоко вздохнул, осмыслил ситуацию и сказал:
— Мишу позови, он что–нибудь придумает.
Жена подняла телефон с пола, позвонила водителю и попросила зайти. После чего накинула халат и пошла открывать ему дверь. Через пять минут сонный водитель в мятых спортивных штанах и не менее мятой футболке стоял на пороге спальни Болотина и с удивлением смотрел на своего хозяина, который изображал из себя мотылька, стремящегося к свету.
— Ну что ты встал? – спросил Болотин. – Сними меня отсюда!
— Давайте я сейчас кровать подставлю под вас, вы отпустите руки и упадёте на мягкое, –сказал Миша и ухватил кровать за ножки.
— Да оставь ты кровать в покое! – крикнул Болотин. – Я упасть не могу, смотри!
С этими словами он аккуратно отцепился от люстры, боясь вновь начать вращаться, и остался висеть под потолком.
— Во дела! – удивился Миша и повернулся к жене Болотина, – можно мне пояс какой–нибудь? Мы его сейчас поясом зацепим и вниз спустим.
Жена утвердительно кивнула и вытащила из шкафа пояс от халата. Водитель взял его, схватил стул и поставил под Болотиным. Он взобрался на стул и протянул один конец пояса депутату.
— Держите крепче, Сергей Иванович, – сказал он, – а я вас сейчас потяну.
Болотин ухватился одной рукой за пояс, и водитель стал медленно тянуть пояс на себя. Через минуту Болотин уже болтался между полом и потолком, полностью отпустив люстру. Выглядело вся сцена так, словно Пятачок решил подарить ослику Иа очень странный воздушный шарик на день рождения.
Водитель продолжал тянуть и ещё через минуту удалось схватить Болотина, перевернуть его вверх головой и усадить в кресло, примотав за ноги скотчем. Без скотча Болотин норовил снова взмыть в небеса.

— Дайте телефон, – сказал окончательно успокоившийся Болотин, – позвоню Карасёву, он наверняка знает, что делать.
Жена принесла его телефон и Болотин долго слушал гудки в трубке.
— Серёжа, чего так поздно? – наконец раздалось в трубке, – что случилось?
— Андрей Андреич, я летаю, – жалобно проскулил Болотин, – я сегодня поправки внёс в этот закон тягощения, теперь меня пол не притягивает, зато потолок начал! Ты же тоже летаешь?
— Ну ты даёшь! – уважительно сказал Карасёв, – сними на телефон, посмотрим завтра.
— Так ты сам–то не летаешь что ли? – удивился Болотин, – я же для всех госчиновников правки внёс!
— Я не летаю, я пока в своём уме.
— Так почему тогда на меня закон действует, а на тебя нет?
В трубке помолчали и Болотин начал волноваться, не заснул ли Карасёв по привычке. Но к счастью на том конце послышалось:
— Серёжа, а ты в какой стране живёшь?
— Андрей Адреич, я знаю, где я живу, дело в чём? – не выдержал Болотин.
— Дело в том, что у нас не обязательно соблюдать все законы подряд. Уж как депутат ты должен был это знать! Ты много видел чиновников, которые законы соблюдают?
— Так и в этой ситуации тоже работает?!
— А ты попробуй! – сказал Карасёв и повесил трубку.
Болотин посидел ещё минутку, подумал, потом отклеил от ног скотч, встал с кресла и прошёлся по комнате. Жена и водитель заворожённо смотрели на него. Болотин остановился, повернулся к ним и сказал:
— Ну что вы смотрите? Спать идите! Развели тут спектакль, понимаешь…


Источник: https://microproza.­dirty.ru/zakonotvorc­hestvo-1229233/


Категории: Литература, Юмор, Сеть
суббота, 17 сентября 2016 г.
Шоу должно продолжаться Игореша 10:33:03

В 1992 году в молодежной телепередаче "Монтаж" было визуализировано стихотворение Иосифа Бродского "Представление" (1986).
Смог отыскать только запись повторной трансляции. В первый раз не было цензурного "запикивания" неугодных слов.

­­




Категории: Телевизор, Бродский, Видео, Литература
комментировать 1 комментарий
воскресенье, 11 сентября 2016 г.
Мы не должны позабыть Куртуазных Маньеристов Игореша 11:31:03

Константэн Григорьев

Про мою любимую.

Моя любимая прекрасна -
Два уха у нее, два глаза,
Нос между глаз, под носом - губы,
На голове есть волоса.
Она плечами водит страстно,
Грудями и частями таза,
Есть в ней и маточные трубы,
Есть и другие чудеса:

Вот яйцевод, предвестник счастья,
Вот кровь по венам к мозгу мчится,
Вот, крепко сшит и ладно скроен,
Скелет пленительный ее.
Крестец на месте и запястья,
Лопатки, ребра и ключицы,
Он из двухсот костей построен,
И все это мое, мое!

Мои гортань и селезенка,
Язык и ротовая полость,
Фолликулы, желудок, почки,
Трахея, бронхи, пищевод.
Как все устроено в ней тонко,
И как ей свойственна веселость!
Любимой я купил цветочки,
Она со мной гулять идет.

Она щебечет что-то... Боже!
Соматотип долихоморфный
В любимой мне так симпатичен,
Что я целуюсь долго с ней.
Мы с нею разные, так что же?
Соматотип мой - брахиморфный,
Но то, что я гиперстеничен,
Любимой нравится моей.

К тому же я хорош собою:
Два уха у меня, бородка,
Нос посреди забавной рожи,
Очки надеты на глаза.
К любовному готов я бою -
В портфеле есть вино и водка,
Мой шланг со мной, и клубни - тоже,
И Куперова железа.

Сегодня мы с моей любимой
Весь день хотим совокупиться.
Так нам природа повелела,
Против природы не попрешь.
Жизнь силою непобедимой
В экстазе нас заставит слиться,
Два наших, крайне сложных, тела
В одно вдруг превратятся. Что ж,
Не нам разгадывать загадки
Вселенского мироустройства
Займемся лучше важным делом,
Что полюбил я всей душой.
Мы просто вместе ляжем спатки,
Чтоб изучать оргазма свойства.
Двум особям половозрелым
Сегодня будет хорошо.

Все, все в любимой интересно -
Живот, и груди, и ключицы,
Глаза, и ножки, и запястья,
а также тайна тайн ее.
К любимой я прижмуся тесно,
Непоправимое случится,
И я вскричу тогда от счастья:
Ах, это все мое, мое!


Подробнее…Вадим Степанцов

Продавец наслаждений

Я женщинами бойко торговал
На улицах Москвы и Ленинграда,
Пока народ кругом митинговал,
Под танки лез и строил баррикды.

Способствовал я счастию других,
Пока другие за него боролись.
На что они, бедняги, напоролись?!
Все так же злы и хмуры лица их.

Пойдем, мой друг! за мизерную мзду
Тебя я в кущи рая отведу
И гурию, сравнимую с луною,
Тебе средь цветников моих найду.

В объятьях девы счастие земное,
Насыться им и не ищи иное.


Александр Скиба

* * *
Вдали от праздных глаз толпы
Я вас настиг в безлюдном парке
И после яростной борьбы
На обе положил лопатки.

Но не успел в тени куста
Заняться с вами я любовью,
Как ваши юные уста
Меня подвергли сквернословью.

Я вас не стану силой брать.
Живите в мире и покое.
Я не хочу о вас марать
Своё достоинство мужское.

Я только лёг на вас, а вы
Уже ругаетесь как быдло.
Я отвергаю вас. Увы.
Ступайте. Пусть вам будет стыдно!..

* * *
Диссидентом слыть приятно,
В диссидентство лестно впасть,
Но лишь там, где травоядна
Существующая власть.

Так Спартак, герой отважный,
Был отнюдь не идиот –
Ждал, покуда Сулла страшный
Сам на пенсию уйдет.

Не на Грозного озлился
Разин, похмелясь с утра;
Пугачев как прыщ развился
Не на теле у Петра.

И Ильич, решив отдаться
Кровной мести и борьбе,
Ни при Сталине рождаться
не посмел, ни при себе.

Камикадзе одержимым
Будет полный лишь баран,
С тираническим режимом
Бьются там, где добр тиран.

Вот порой и остается
Говорить со вздохом "пас",
Ибо задница даётся
Человеку только раз.



http://www.kurtuazi­a.ru/
http://okm.ru/



Категории: Литература, Орден Куртуазных Маньеристов
комментировать 4 комментария
пятница, 29 июля 2016 г.
Молодой Джон Донн лучше старых двух Игореша 07:22:05

Элегия XIX: На раздевание возлюбленной

Скорей сударыня! я весь дрожу,
Как роженица, в муках я лежу;
Нет хуже испытанья для солдата —
Стоять без боя против супостата.
Прочь — поясок! небесный Обруч он,
В который мир прекрасный заключен.
Сними нагрудник, звездами расшитый,
Что был от наглых глаз тебе защитой;
Шнуровку распусти! уже для нас
Куранты пробили заветный час.
Долой корсет! он — как ревнивец старый,
Бессонно бдящий за влюбленной парой.
Твои одежды, обнажая стан,
Скользят, как тени с утренних полян.
Сними с чела сей венчик золоченый —
Украсься золотых волос короной,
Скинь башмачки — и босиком ступай
В святилище любви — альковный рай!
В таком сиянье млечном серафимы
На землю сходят, праведникам зримы;
Хотя и духи адские порой
Облечься могу лживой белизной, —
Но верная примета не обманет:
От тех — власы, от этих плоть восстанет.
Моим рукам-скитальцам дай патент
Обследовать весь этот континент;
Тебя я, как Америку, открою,
Смирю — и заселю одним собою.
О мой трофей, награда из наград,
Империя моя, бесценный клад!
Я волен лишь в плену твоих объятий.
И ты подвластна лишь моей печати.
Явись же в наготе моим очам:
Как душам — бремя тел, так и телам
Необходимо сбросить груз одежды,
Дабы вкусить блаженство. Лишь невежды
Клюют на шелк, на брошь, на бахрому —
Язычники по духу своему!
Пусть молятся они на переплеты,
Не видящие дальше позолоты
Профаны! Только избранный проник
В суть женщин, этих сокровенных книг,
Ему доступна тайна. Не смущайся, —
Как повитухе, мне теперь предайся.
Прочь это девственное полотно! —
Ни к месту, ни ко времени оно.
Продрогнуть опасаешься? Пустое!
Не нужно покрывал: укройся мною.

Элегия XX: Любовная война

Пока меж нами бой, другим задирам
Дай отворот — и отпусти их с миром;
Лишь мне, прекрасный Град, врата открой! —
Возжаждет ли других наград герой?
К чему нам разбирать фламандцев смуты?
Строптива чернь или тираны люты —
Кто их поймет! Все тумаки тому,
Кто унимает брань в чужом дому.
Французы никогда нас не любили,
А тут и бога нашего забыли;
Лишь наши «ангелы» у них в чести:
Увы, нам этих падших не спасти!
Ирландию трясет, как в лихорадке:
То улучшенье, то опять припадки.
Придется, видно, ей кишки промыть
Да кровь пустить — поможет, может быть.
Что ждет нас в море? Радости Мидаса:
Златые сны — и впроголодь припаса;
Под жгучим солнцем в гибельных краях
До срока можно обратиться в прах.
Корабль — тюрьма, причем сия темница
В любой момент готова развалиться;
Иль монастырь, но торжествует в нем
Не кроткий мир, а дьявольский содом;
Короче, то возок для осужденных
Или больница для умалишенных:
Кто в Новом Свете приключений ждет,
Стремится в Новый, попадет на Тот.
Хочу я здесь, в тебе искать удачи —
Стрелять и влагой истекать горячей;
В твоих объятьях мне и смерть, и плен;
Мой выкуп — сердце, дай свое взамен!
Все бьются, чтобы миром насладиться;
Мы отдыхаем, чтобы вновь сразиться.
Там — варварство, тут — благородный бой;
Там верх берут враги, тут верх — за мной.
Там бьют и режут в схватках рукопашных,
А тут — ни пуль, ни шпаг, ни копий страшных.
Там лгут безбожно, тут немножко льстят,
Там убивают смертных — здесь плодят.
Для ратных дел бойцы мы никакие;
Но, может, наши отпрыски лихие
Сгодятся в строй. Не всем же воевать:
Кому-то надо и клинки ковать;
Есть мастера щитов, доспехов, ранцев…
Давай с тобою делать новобранцев!

Источник: kruzhkov.net/transl­ations/english-poetr­y/john-donne



Категории: Джон Донн, Литература
комментировать 4 комментария
суббота, 9 июля 2016 г.
Я долго думал об орлах и понял многое Игореша 11:34:55

Пытался начать знакомство с творчеством Даниила Хармса посредством электронной читалки... Но постоянно чувствовал некий дискомфорт. Словно что-то важное для восприятия текста остается за границами экрана. Выписал бумажный двухтомник и все встало на свои места.

­­

­­




Категории: Даниил Хармс, Литература
комментировать 20 комментариев


Квадратура круга, vol.4 > Литература

читай на форуме:
пройди тесты:
Твой стиль жизни!
ааааааааааааааеееееееееееее
копилочка!
читай в дневниках:
1644
1645
1646

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх